#Блог: Понимают ли дети иммигрантов, зачем их семьи решили переехать в Финляндию?

Курс для тех, кому предстоит строить будущее, закончился. Можно опять подводить итоги, осмыслять полученный опыт и готовиться к летним занятиям журналистикой, а также к поездке на общественно-политический форум SuomiAreena в Пори. За три месяца мы постарались познакомить девятиклассников и лицеистов с устройством демократического государства: законодательной и исполнительной властью, медиа, инструментами влияния и гражданского участия. Было и конкретное задание: ребята подготовили и провели предвыборные дебаты, пригласив представителей молодежных отделений разных партий ответить на волнующие их вопросы. Скорей всего, те ребята, которые прошли курс, лучше готовы к поездке в Пори — мы сможем это проверить в июле.

Сейчас же хочется обратиться к взрослым с важным вопросом:

Понимают ли дети иммигрантов, зачем их семьи решили переехать в Финляндию?

Не так давно я была на спектакле, построенном на размышлениях девушек и юношей о своей иммигрантской жизни, одиночестве, дружбе, счастье. Удивительно, но ребята не играли — они рассказывали и вспоминали, мечтали и горевали по-настоящему, очень искренне. Родители, сидевшие в зале, казалось, по-новому узнавали своих детей, радуясь, пугаясь и умиляясь одновременно. За рамками театрального действа остался вопрос: обсуждался ли когда-либо в семьях вопрос, как так получилось, что живут они в Финляндии, а не в родных местах?

Потому что порой детям непросто понять, зачем все эти трудности: чужое окружение, предвзятое отношение, непонимание. В рассказах не звучало, но было понятно, что отогревались душой они там, где можно говорить на родном языке родителей, слушать и исполнять песни детства взрослых, обсуждать книги и фильмы, растащенные на цитаты и мемы, понятные только носителям определенного культурного кода.

Отсюда и вопрос: что изначально стояло за решением переехать на постоянное место жительство в Финляндию?

С начала 1990-х годов основной причиной переезда в Финляндию было желание обеспечить лучшее будущее детям. Это звучало из уст ингерманландцев и просителей убежища, востребованных специалистов и трудяг, супругов финских граждан и даже студентов. Опыта иммиграции ни у кого из нас не было, а воспоминания бежавших от революции 1917 года были полны ностальгией и тоской о былом, не помогая понять, что и как нужно делать. И сегодня видно, что мы повторяем ошибки 100-летней давности, хотя того трагизма, что сопровождал эмиграцию начала ХХ века, нет: кто угодно может в любой момент вернуться, это даже поддерживается на государственном уровне РФ.

Если мы добровольно переехали жить в Финляндию ради детей, то разве поддержка их вхождения в финскую жизнь всеми способами — не обязанность нас, взрослых? А для этого нужно, как минимум, самим разобраться, как устроено общество в Финляндии. И это подразумевает не только знакомство с законами, правами и обязанностями, изучение языка, трудоустройство, но и принятие хотя бы на понятийном уровне системы ценностей, глубокое погружение в алгоритмы влияния на самых разных уровнях и, наконец, участие в общественно-политической жизни. Да, я знаю, что далеко не все финны — активные граждане, интересующиеся и участвующие в политике. Но им можно — все устройство государства принимает во внимание и их самих, и их детей. А наши дети не смогут автоматически стать тоже «их детьми» — это наша обязанность договариваться с обществом об этом. Чтобы никто не ставил под сомнение, что наши дети — равноценные члены финского общества.

Пока же мы занимаемся передачей культурного кода. Сохранение родного языка и понимание культуры, безусловно, — важно, но почему-то у нас плохо получается совмещать это с поддержкой социализации детей в финском обществе. Может, мы рассчитываем, что это произойдет как-то само по себе? Попробуйте поговорить со своими выросшими здесь детьми по душам, так ли это.